Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Maximilien de Robespierre

"Мы" Замятина.

Прочитал "Мы" Замятина.


О книге был наслышан много и давно. Ее советовала мне учительница литературы в школе, женщина крайне тяготеющая по складу характера к диссидюжнику - пищала от Солженицына и Булгакова. Затем советовали либералы-знакомые, советовали неформалы и кто угодно еще, причем красной нитью во всех советах проходило: "Она антисоветская, тебе непременно надо прочесть!". Очевидно, говоря, что мне во что бы то ни стало, надо прочесть "Мы", данные люди полагали, что книжка эта окажет на мое сознание неизгладимое впечатление. Обнажит "ужасный лик" тоталитарного советского общества. Ну это же понятно - раз Евгений Замятин написал некую книгу при большевиках, и раз ее запретили к печати, то там содержатся некие слова, которые напрочь срывают покровы со зловещей антиутопической совковой действительности!

Я твердо решил - не хочу следовать принципу "Пастернака не читал, но осуждаю!". И прочел.
Год написания - 1920-й. Тогда, конечно, ни о каком тоталитаризме никто и помыслить не мог. Страна полыхала гражданской войной, а большевики раскручивали гайки везде, где это только было можно, за исключением вопросов стратегического и военного характера. Даже гениальный Ленин вряд ли представлял себе, как будет выглядеть советское общество в 1930-х, 1940-х и далее годах. В романе, кстати, описывается совсем уж далекое будущее. Единственное, что я могу по прочтению дать на откуп Замятину, это то, что он достаточно точно угадал образ вождизма и умело ухватил нить "войны города против деревни". Но вторая особенность встречается и теперь и не является какой-то характерной чертой именно советского общества. Строем в СССР не ходили, в общепитах синхронно не ели, стеклянные здания с окнами-стенами - вообще атрибут современности. Номеров, кстати, тоже никому не присваивалось.

В общем же других прямых аналогий даже с наиболее авторитарными 30-ми годами провести по прочтению не удается. Тем не менее, роман до 88-го года к публикации был запрещен. И, на мой взгляд, справедливо. Я не знаю, и не хочу знать, за что его на самом деле запретили к публикации - советские критики тоже далеко не всегда адекватно оценивали художественные порывы нашей интеллигенции. Я попытаюсь сказать, за что бы я его запретил. Именно поэтому я говорю, что не нашел в нем параллелей с коммунистической системой - дабы я не был заподозрен в предвзятости. Их и правда не возможно найти. И если вам действительно интересно - прочтите.

Итак, мои замечания...

1. Откровенная художественная слабость при колоссальной претенциозности. Прочтение "Мы" не увлекает, повествование ведется разорвано - это художественный прием, причем весьма неудачный. Сюжет крайне прост и примитивен - там нет неожиданных поворотов. Забавно, что Замятин описывает абсолютно упорядоченный мир без каких-либо неожиданностей и сам же вводит в книгу, умышленно или нет - принцип отсутствия этой самой неожиданности.
Это он компенсирует какими-то непонятными полукатаклизменными сценами со всеобщей беготней, шоком, хаосом. Читать эти сцены вообще невозможно. Персонажи не проработаны - у них попросту нет характеров. Единственный герой, чей характер можно проследить (и он прост, как 2*2) - главный герой Д-503. И каждый его поступок возможно предугадать. За исключением его совершенно спонтанных метаний между аж тремя женщинами. Чем они мотивированы - сказать сложно. Почему он влюблен? Что ему нравится в женских персонажах? Что его в них раздражает? Да и вообще его отношения с другими персонажами - все это покрыто мраком. Автор вообще не сосредоточен на отношениях героев. Они просто есть и напоминают скорее какую-то юношескую рефлексию, или горячечные реакции, а никак не действия человека-машины. Можно было бы списать на то, что он "сбоит". Но, знаете ли, он хотя бы сам себе, покуда он пишет дневник, коим и представлен роман, объяснять, что же с ним происходит.

2. Описывая гипотетическую ситуацию абсолютной упорядоченности, автор предлагает в качестве альтернативы...абсолютный хаос! Да, именно так. Группа лиц, живущих "вне порядка" совершают свои диверсии против упорядоченного, огражденного стеной мира...просто так. Нет, возможно и не просто так. Возможно, у них есть какой-то замысел. Но автор об этом не пишет достаточно внятно. Ему это словно не интересно. В итоге роман выглядит крайне однобоко. Если Хаксли в "Дивном Новом мире" противопоставлял тоталитарному капитализму Дикаря с не промытыми мозгами и глубокой душой, цитирующего классиков, если Оруэлл в "1984" противопоставлял системе уставшего от дисциплины забитого партийца... Замятин противопоставляет упорядоченному, скучному, стеклянно-металлическому, математически продуманному городу с номерами (это там так граждан называют) кучку заросших лесных дикарей, которые не имеют ни идеологии, ни иерархии, ни ценностей, ни плана действий. Они просто совершают диверсии, и...и все! Они просто рушат этот упорядоченный мир. Проще говоря, ведут себя подобно современным террористам.

Но при этом автор пытается явно донести какую-то мысль, а вот какую - похоже сам с трудом понимает. Мир "порядка" его бесит - это самое верное слово. Но объективных преимуществ мира "хаоса", блеклый призрак которого в виде дикарей-террористов он противопоставляет миру "порядка", он назвать не может или не хочет.

Роман "Мы" не несет ни художественной, ни идейной ценности. Это роман-призыв "Система это плохо, пнятненько?". Вот, собственно и все. Все события, все отношения, вообще все в романе разорвано, не имеет ни обоснования, ни предыстории, ни развития, ни даже объективных последствий.
Иногда кажется, что Замятин просто пересказывает свой горячечный бред. И, пожалуй, шедевром художественной мысли назвать это произведение отважится лишь горячий любитель всего "непонятного" и "запрещенного". Этакая индульгенция на сочинение какого угодно наркотического бреда.

Возвращаясь к аналогиям, хочу сказать, что гораздо больше вижу их в романе с современным обществом, нежели обществом советским. Тут вам и декларируемая эмоциональная тупость, рациональность любого действия, стройные ряды одинаково одетых и обедающих в одно время в стеклянно-прозрачных столовых (ну чем вам не офисный планктон в общественной столовке?). Тут и тотальное доносительство как признак здравости общества, и понимание счастья, как удовлетворение всех потребностей при полном ограничении свободы творчества. Широкие чистые проспекты, добровольный комендантский час, бетонно-стеклянный город, и как музей-реликт - "Древний дом", оставшийся от прошлой цивилизации на его окраине. Все это вместе скорее напоминает современные мегаполисы Европы и Азии, нежели советское общество. Германию, например.
И даже дикари-террористы, совершающие свои диверсии - это синдром нашей текущей действительности.

По итогу: произведение совсем не шедевр. Я бы даже сказал - вообще не шедевр. Вызывает сплошь разочарование. Читаешь его и надеешься, что уж на следующей странице автор завернет какую-нибудь мысль о Свободе, о том, как по его мнению, должен быть устроен мир - ведь такой-то мир ему явно не нравится. И на следующей странице тебя все время ждет обман и очередная порция бессвязного горячечного бреда, о том, как ужасна эта арифметически точная система. Это откровенная беллетристика. Читается довольно тяжело, смысл отсутствует напрочь.

Главные слова, которые приходят на ум после прочтения: "графоманство" и "разочарование".

Книга занимает для меня достойное место в списке топ-10 самых скверных произведений 20-го столетия...пожалуй пока что под номером 10.