Hymne à la Liberté

La Volonte du Peuple

Previous Entry Share Next Entry
Почему у первохристиан не было коммунизма.
maximillienr


То, что в основе коммунистического учения лежат христианские принципы гуманизма и восхождения человека, сегодня очевидно многим. Отрицать эту точку зрения берутся только представители «правых» сил. При этом, однако, сторонники сближения христиан и коммунистов часто апеллируют к тому, что у первохристиан, в т.н. «святоотеческий период», мол, уже была сформирована некая форма коммунизма, которую они часто называют «апостольским коммунизмом». Однако, был ли у первохристиан коммунизм?

Если мы обратимся к Иоанну Златоусту, одному из крупнейших отцов церкви, то обнаружим у него следующую оценку первохристианской иерусалимской общины: «Это было ангельское общество, потому что они ничего не называли своим... Видел ли ты успех благочестия? Они отказывались от имущества и радовались, и велика была радость, потому что приобретенные блага были больше. Никто не поносил, никто не завидовал, никто не враждовал, не было гордости, не было презрения, все как дети принимали наставления, все были настроены как новорожденные... Не было холодного слова: мое и твое; потому радость была на трапе­зе. Никто не думал, что ест свое; никто (не думал), что ест чужое, хотя это и кажется загадкою. Не считали чужим того, что принадлежало братьям, - так как то было Господне; не считали и своим, но - принадлежащим братьям» /8:73/.

Таким образом Златоуст подчеркивает, что у первохристиан была установлена общность имущества.
Этой же точки зрения придерживаются и современные исследователи, например, известный публицист, бакалавр теологии – Николай Владмирович Сомин, автор множества статей, посвященных исследованию святоотеческого периода христианской веры а также сборника «Православный социализм как русская идея». Положительно характеризуя этот христианский опыт, Сомин все же подчеркивает, что у первохристиан все же формировался «потребительский» коммунизм, поскольку все их хозяйствование сводилось к объединению имуществ и последующему их равному использованию (см. статью «Спор вокруг Иерусалимской общины», 2004 г.).

Но если мы обратимся к собственно, теоретикам коммунизма, то встретим там несколько иную оценку этого явления. Карл Каутский в своей книге «История Социализма. Предтечи новейшего Социализма» не обходит вниманием данный период истории. Каутский однако отмечает, что частная собственность у первохристан не была упразднена, а была заменена общностью пользования частным имуществом. Что имеется в виду?



Каждый член общины был обязан по требованию других членов предоставлять им в пользование любое свое имущество, например, дом для проживания. Но одновременно с этим он оставался владельцем этого дома, и как только член общины уходил из его жилья, собственник, выражаясь современным языком «восстанавливался» в правах. Движимое же имущество передавалось в общинную собственность. Хотя и тут возникают определенные сомнения.

Например, современник эпохи, историк Иосиф Флавий (37-100 гг.) пишет в «Иудейской войне»: «Они [христиане – прим. Maximillienr] не торгуют между собой, но если кто-либо дает нуждающемуся, что ему нужно, то и от него получает все необходимое». Обращает на себя внимание то, что в данной цитате речь идет о помощи частного лица, а не общины, частному лицу. Таким образом, можно предполагать, что и общность движимого имущества не имела повсеместного распространения у первохристиан.

В сухом остатке можно заключить, что первохристианский «коммунизм» все же нарушался частичным признанием частной собственности.

По мнению Каутского причина этого лежит в способе производства, характерного для того времени – основной хозяйственной единицей являлась семья, род, который коллективно обрабатывал основное средство производства того периода, землю. Поэтому христианин, примыкающий к общине, должен был либо порывать со своей семьей («И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» Мф 19:29), либо община должна была мириться с тем, что частично, по крайней мере на средства производства, частная собственность все же сохранялась. «В обмен» на такое отступление от принципа общинности, собственник и обязан был предоставлять свою недвижимость в пользование любому члену общины по первой же его просьбе.
Однако до известной степени в раннем христианстве осуществлялась борьба за объединение частных семей в некую общую – отсюда происходят ежедневные общие трапезы членов общины (имеющие аналоги и в язычестве, например, в Спарте – знаменитые сисситии), но эта борьба была очевидно проиграна даже в таких формальных моментах. Каутский пишет, что уже в первые века христианской веры «Домашние трапезы стали правилом, общественные все больше ограничивались праздниками».

Допуская частную собственность, первохристиане таким образом, открывали двери в церковь, изначально предназначавшейся для бедных, богачам. Богатый теперь уже не должен был отказываться от собственности, ему достаточно было лишь не наслаждаться ей, не тяготеть к ней душой. Он становился как бы «мажордомом» Бога. Нет ничего удивительного, что протестанты, стремящиеся в более позднее время «очистить» церковь от «папистской скверны» не пошли дальше этой лукавой подмены, провозгласив состоятельного буржуа – также «управляющим» собственностью Бога!

Но запрет на сребролюбие (т.е. на тягу к богатству) распространялся и на бедняков. Таким образом, в христианство проникало имущественное расслоение: бедный оставался бедным, а богатый – богатым, ведь ему достаточно было «не любить» свое богатство и периодически позволять бедным членам общины безвозмездно его использовать.
Упадок практически сразу возник и в части содержания общинной «движимости». Общины все сильнее разрастались, и вскоре потребовалось, чтобы за распределением еды, одежды и средств следили специальные люди, начал формироваться институт церкви, заведующий «общей» собственностью всей паствы. Передача же всего движимого имущества вскоре была заменена передачей излишков.

Таким образом уже на раннем этапе даже от того квази-коммунизма, а по-существу, уравнительного распределения еды, одежды и денег, не осталось и следа.

Причина такого скоро упадка раннехристианского «коммунизма» лежит в самой идеологии первых христиан. Их идеалом были птицы небесные, которые «не сеют и не жнут», а сыты бывают. Вопросы производства вообще не волновали первохристиан, живших на пожертвования. Безразличное отношение к производству диктовалось также верой в скорое пришествие воскресшего Мессии, которого, как мы знаем, не произошло. Кроме того, наиболее благодатной средой для христиан изначально выступал городской люмпен-пролетариат, который не владел вообще никакой собственностью и для которого жизнь «на халяву» - за счет периодических кормлений, устраиваемых властями Римской Империи, была делом привычным. С ними трудовой нигилизм проникал в христианскую среду.

Пожалуй, нет более характерной цитаты, характеризующей недальновидность такого подхода, чем собственно, слова самого Златоуста: «Скажите, в самом деле, сколько теперь вообще жителей в нашем городе? Сколько, думаете вы, в нём христиан? Думаете ли, что сто тысяч, а прочие язычники и иудеи? Сколько же тысяч золота было бы собрано? А как велико число бедных? Не думаю, чтобы больше пятидесяти тысяч. И чтобы кормить их каждый день, много ли было бы нужно? При общем содержании и за общим столом, конечно, не потребовалось бы больших расходов. Что же, скажут, мы будем делать, когда истратим свои средства? Неужели ты думаешь, что можно когда-нибудь дойти до этого состояния? Не в тысячи ли раз больше была бы благодать Божия? Не изливалась ли бы благодать Божия обильно?»

В этой беседе отца церкви очевидным образом прослеживается основная идея подхода первохристиан к имущественному вопросу: собрать все блага в единую «кучу» и делить по мере надобности. Однако кто будет эти блага производить в дальнейшем, не может ответить даже Златоуст. Обратите внимание, как он отделывается совершенно демагогическим замечанием по этому вопросу: «Что же, скажут, мы будем делать, когда истратим свои средства? Неужели ты думаешь, что можно когда-нибудь дойти до этого состояния? Не в тысячи ли раз больше была бы благодать Божия? Не изливалась ли бы благодать Божия обильно?»

Итак, мы видим, что, во-первых, если у христиан на раннем периоде и была общность имущества, то она была не повсеместной, и не абсолютной, представляя общность пользования частными имуществами. Не занимаясь вопросами совместного труда, совместного производства на частных участках земли, но при этом расширяясь и вбирая все новых членов, первохристианские общины неизбежно оказывались обреченными на проникновение внутрь себя частной земельной собственности и возникновения внутри расслоения по имущественному признаку.

Значит ли все вышенаписанное, что создание первохристианами общинной собственности было ошибочным? Отнюдь. Рассуждающий подобным образом, равно как и злорадствующие над неудачным опытом СССР, это просто исторический нигилист! Человек, высокомерно заключающий, что неудачный опыт является признаком ложности пути, с тем же успехом мог бы отказать упавшему ребенку в праве учиться ходьбе!

Опыт первохристиан является показательным и полезным, поскольку учит, что простое «перераспределение» доходов, которого изволят требовать некоторые партии, отчего-то именующиеся «коммунистическими» не имеют к коммунизму ни малейшего отношения. И до тех пор, пока сохраненяется частная собственность, будут жить и частнособственнические интересы людей.



  • 1
В "Мастере и Маргарите" есть правильные слова Философа: "Они опять меня неправильно поняли...И путаница эта будет продолжаться очень долгое время..."

Нельзя читать Писание буквально, а потому заветы Христа и кодекс строителя коммунизма похожи только при формальном сравнении. По сути, они различны, и первое дополняет второе так же, как пища духовная не заменит телесную, а только дополнит. И - наоборот.

А в чём же разница их сути?

Именно в том, что Писание нельзя читать буквально.

Я не претендую на выдающегося толкователя Писания, но все же, НЕбуквальное толкование - всегда живительная почва для удобных тебе лично интерпретаций.

Да, питательная почва для спекуляций.
Из-за чего мы и наблюдаем "весь этот страшный катаклизм" межрелигиозных отношений.
Но другого ничего нет. Жизнь в духе предполагает нестяжание земных богатств, а любая спекуляция - это процесс извлечения материальной выгоды.
Именно во избежание подобных спекуляций было предложено категорически материальное учение об обществе - коммунизм.
Этот подход является самым правильным первейшим результатом системного анализа развития общественных отношений. "Нужно оперировать только теми факторами, которые подлежат управлению," - известное правило управленческой науки. Ленин положил в основу коммунистической идеи только сугубый материализм, сразу отбросив идеализм.
Я рассматриваю моментом начала крушения идеологической основы СССР как раз отступление от классического представления о коммунизме, как о ежедневной практической (читай - материалистической) работе.

> И до тех пор, пока сохраненяется частная собственность, будут жить и частнособственнические интересы людей.

Крайне важным при этом является вопрос перехода. Если посмотреть "Манифест коммунистической партии", то по нему видно, что в в условиях более-менее мирных он должен осуществляться постепенно. На мой взгляд, как раз одна из ошибок - это ультимативное требование осуществления практически моментального перехода к общей собственности, осуществляемое при применении репрессивных мер.
Мне видится, что вопрос частной собственности для коммунизма очень важен, но всё же вторичен. Первичен вопрос преодоления отчуждения человека от его родовой сущности. Конечно, многие справедливо заметят, что для того же Маркса коммунизм = преодоление отчуждения, а коммунизм невозможен при существовании института ЧС. Однако, в Манифесте таки прописан жесткий, но все же переход. Мне кажется, что об этом нужно всегда помнить. На пути к коммунизму, люди сами должны отказаться от ЧС.

Для начала: ЧС бывает эксплуататорской и неэксплуататорской.

"На пути к коммунизму, люди сами должны отказаться от ЧС" - От неэксплуататорской ЧС люди откажутся по экономическим причинам уже в этом веке.

С эксплуататорской ЧС вопрос сложнее, хотя, по-моему мнению, от неё не откажутся, но она переродится, проиграв экономическое соревнование с обобществлёнными предприятиями. Причём процесс пошёл со времени краха Золотого Стандарта, а если глядеть в корень, то со времён Великой Депрессии и "Нового курса" Рузвельта.

Да, частная собственность именно на средства производства имелась в виду. Как экономическая составляющая отчуждения.

Ещё раз: частная собственность на средства производства может быть эксплуататорской и неэксплуататорской. В условиях диктатуры пролетариата частная собственность эксплуататорской быть не может.

Артель - дело хорошее, да.

Не только это. В условиях свободного выбора между предприятием государственным и предприятием частным эксплуатации нет места. Если рабочему кажется, что его эксплуатируют, он просто переходит на государственное предприятие.

Если государственных предприятий для этого достаточное количество, для начала.

Edited at 2016-11-03 11:32 am (UTC)

Это естественно. Но главное необходимое условие - диктатура пролетариата.

Не очень это естественно. Это для начала надо сделать.
Дальше возникает вопрос: а как сделать так, чтобы один пролетариат, взяв власть, не начал эксплуатировать другой пролетариат? Например - другой страны.
Второй вопрос - а что делать в современных условиях регреса, когда пролетариата в ленинском смысле практически нет?

Ну, когда пролетариат эксплуатирует другой пролетариат, это называется национал-социализм. Однако диктатура пролетариата в этих условиях становится невозможна. "Не может быть свободен народ, угнетающий другой народ" (с). Это азы.

Скорее надо говорить о пролетариате в марксовом смысле. Его нет и не будет, поскольку уже почти полвека нет капитализма в марксовом смысле. Даже скорее капитализма в марксовом смысле нет уже больше века. Полвека назад умер империализм, последняя стадия капитализма. Никакого регресса нет, мир медленно, но неизбежно вползает в первую стадию коммунизма, с обобществлением средств производства и отсутствием денег как средства накопления капитала.

Да, это не очень похоже на социализм советский, но его временное поражение это отдельная тема. Отмечу лишь, что здесь я вижу скорее цепь личных ошибок, самоуспокоенности партийных лидеров и отсутствие в работе над теорией в послесталинский период.

Edited at 2016-11-07 01:21 am (UTC)

===Ну, когда пролетариат эксплуатирует другой пролетариат, это называется национал-социализм. Однако диктатура пролетариата в этих условиях становится невозможна.===А если это так, то вползает мир как раз в фашизм. Но раз у Вас это называется национал-социализм, то в этом смысле это социализм, наверное.


Регресс, конечно, есть. Достаточно отследить знания первокурсников разных годов поступления.




Ну, как бы да, вползает, это очевидно. Но национал-социализм не может быть долговременным, это тоже очевидно, поскольку менее эффективен чем социализм обыкновенный. В конце концов смена экономических формаций определяется не борьбой справедливостей (или борьбой количеством колбас), а борьбой производительностей. Кто более производителен, тот и побеждает.

Не как бы, а тащат его туда, причём сверху.
А когда вместо гуманизма эффективность, то ни о каком социализме речи быть не может.

Перечитайте Маркса. Коммунизм победит потому что более эффективен, чем капитализм. А всё остальное лишь приятные плюшки, потому что базис определяет надстройку, и никак иначе.

У Маркса сказано, что эксплуатируемый настолько поумнеет в результате технического прогресса и, следовательно, необходимого развития народного образования, что догадается, как скинуть эксплуататоров и что делать потом. В 20-х годах эксплуататоры это окончательно поняли, в результате начались попытки повернуть историю вспять, которые не прекращаются по сей день и который Вы в упор не замечаете.
Властьимущих не колышет эффективность, у властьимущих кубышка уплывает. И Ваше мелкобуржуазное благодушие мне непонятно.

Edited at 2016-11-23 08:53 pm (UTC)

Историю повернуть вспять невозможно. Доказано многократно.

Вы неправильно поняли Маркса. Ещё раз: побеждает не более справедливая формация, а более эффективная и производительная. Потому что бытие определяет сознание. Короче это звучит так: что более производительно, то и более справедливо. Этика и мораль подстраивается под производительные силы. Так было всегда. И иначе быть не может. Если Вы не идеалист, конечно.

Ваша революционная непримиримость, наверно, очень полезна для "ордена меченосцев", да. Однако никак не позволяет объяснить происходящее в мире, не укладывающееся в прокрустово ложе догм "марксистско-ленинской философии", имевшей хождение в СССР.


Святой красный дух побеждает чёрный, конечно. Это обязательно. Но также проверено: если слишком запустть дело, то многими жертвами.
Маркса мы правильно поняли. У него ясно написано, что отчуждение экономическое - это только начало и самое невинное отчуждение.

Edited at 2016-11-24 09:54 pm (UTC)

Сколько вас там?

(Deleted comment)

Re: Вопрос воспитания вы как-то не упомянули.

А тут опять вопрос был в стойкости брахманов. Как раз примерно во времена Златоуста оформлялось официальное отношение официальной церкви к богатству и богатым, т.е. правящим, о котором пишет Каутский. Сам Златоуст боролся с "бойся не богатства, а привязанности к нему", заявляя, что единственное праведное богатство - это богатство в процессе раздачи. За что его отправили в ссылку на север, в горы Закавказья, и по пути, как считается, уморили холодом.

Edited at 2016-10-31 04:48 pm (UTC)

Ошибкой было то, что некоторые общины, в частности - иерусалимская, считали, что второе пришествие будет очень скоро, при их жизни. Апостолу Павлу даже пришлось там разъяснительную работу проводить по этому поводу, как раз им и было адресовано "кто не работает - тот и не ешь".

  • 1
?

Log in

No account? Create an account