Hymne à la Liberté

La Volonte du Peuple

Previous Entry Share Next Entry
О влиянии британского референдума на российскую экономику.
maximillienr


Выход Великобритании из Евросоюза – событие по политическим и экономическим последствиям очень крупное.

Хотя эта страна давным-давно утратила свое прошлое влияние, оставив себе на память только старый имперский лоск, тем не менее, экономика Британии являлась 5-й в мире на конец 2015 года и 2-й экономикой ЕС (уступая Германии и соревнуясь за это место с Францией).
Поэтому развод Альбиона и Европы непременно повлечет серьезные последствия. Измерить эти последствия взялась немецкая Deutsche Welle в своей статье «4 возможных последствия Brexit для российского бизнеса».

Прежде чем рассматривать статью, стоит уточнить несколько важных деталей. Во-первых, Великобритания не является крупным торговым партнером России – российский экспорт занимает в импорте Британии почетные 1,9%. Поэтому эффект от «Брексита» будет носить, во-первых, косвенный характер, а, во-вторых, далеко не обязательно будет ощутимым. Вероятно, с этим связана мягкость формулировки, выбранной DW – «возможные последствия». Перейдем к их рассмотрению.

1. «Длительная неопределенность невыгодна "Северному потоку-2"». DW утверждает, что поскольку выход Великобритании неизбежно повлечет за собой неопределенность в части дальнейших перспектив Европы, инвесторы будут склонны воздерживаться от крупных проектов, к которым и принадлежит СП-2. Как «вагон» к этому присовокупляется также тот фактор, что Великобритания экспортирует российский газ в последние годы все интенсивней, а выход из ЕС повлечет наложение на «голубое топливо» дополнительных тарифов, что ударит по спросу.
С позиций экономики данный тезис является, в общем-то, алармистским, поскольку СП-2, не является «роскошью» для стран Европы, а скорее необходимостью, как, в общем и большинство подобных инфраструктурных проектов. Нужно понимать, что европейский рынок сырья – это рынок, где предложение диктует спрос. Поступление дешевого российского газа в Европу – залог поддержки и без того стагнирующего хозяйства. Проект СП-2 вызрел давно, равно как и Британский референдум не является ни для кого неприятной неожиданностью. Поэтому утверждение о том, что выход Британии из ЕС повлечет отказ Германии, правительство которой не далее трех месяцев назад заявило, что «строительство газопровода Северный поток-2 укрепит энергетическую безопасность Германии и Европы» - из разряда мрачных заклятий, а никак не экономической аналитики. Что касается тарифов на импорт газа в Великобританию, то как отмечает само же DW – рост обусловлен истощением собственных месторождений, поэтому прямого влияния появление каких-то дополнительных тарифов (каких, кстати?) вряд ли окажет.

2. Тут стоит сразу сказать о девальвации фунта, которая по мнению DW также окажет влияние на сокращение импорта российских товаров, в первую очередь газа, в Великобританию.
Это вполне вероятно, однако опять же, встает вопрос о неэластичности рынка газа по цене. Проще говоря, Европа в целом и Великобритания в частности, не имеет возможности быстро найти замену Российскому газу.

3. Без ограничений ЕС британская оборонка увеличит экспорт оружия. Усиление Британии на оборонном рынке не в интересах России, а оно возможно, поскольку в ЕС существуют определенные ограничения на экспорт вооружений. Теперь же Лондон сможет их не соблюдать.
Даже не являясь большим специалистом в области вооружений, могу сказать, что этот посыл DW не состоятелен. Россия занимает на мировом рынке вооружений по последним официальным данным 2-е место, удерживая долю в 25% и уступая лишь США (33%). Следующие за ними страны идут с гигантским отрывом – Китай 5,9%, Франция – 5,6% и Германия – 4,7%. Последние, кстати, являются членами ЕС, что не мешает их продукции в области вооружений пользоваться спросом. Великобритания занимает почетное 6-е место со своими 4,6%, уходящими в основном на Ближний Восток. В то время как основные рынки России – Индия (39%), Китай (11%) и Вьетнам (11%). То есть масштаб экспорта, во-первых, не сопоставимый, а, во-вторых, единственный рынок оружия, на котором интересы России и Великобритании пересекаются – индийский. Но вес британцев в сравнении с Россией на нем колеблется в рамках статистической погрешности. А вот Германии стоит озадачиться, поскольку ее рынок – также ближневосточный (Израиль, ОАЭ, Саудовская Аравия, Оман).

4. Замедление экономического роста ударит по ценам на нефть. Эксперты DW утверждают, что «Брексит» повлечет как сокращение экономики Великобритании, так и крупнейших экономик Европы, бывших ее ключевыми экономическими партнерами. Возникшая неразбериха начнет давить цены на нефть вниз, что негативно скажется на перспективах восстановления России.
Это, пожалуй, самый высоковероятный из сценариев, предложенных DW. Однако рассматривать его стоит не столько в экономической, сколько в политической рамке. Сам по себе выход Великобритании не способен породить длительную нестабильность на финансовых спекулятивных рынках, где и формируется так называемая «цена барреля нефти» (а по-существу – цена обещания купли/продажи). Опасно тут скорее вероятное укрепление политических позиций так называемых «евроскептиков» - националистов всех мастей, и без того беспрецедентно усилившихся на фоне мигрантского и общеэкономического кризисов. И последующий за этим усилением правых «парад суверенитетов». Подобный сценарий уже предвосхитил миллиардер Дж. Сорос, написав что «Не успели объявить исход референдума, как французский "Национальный фронт" уже призвал к Frexit, а популист из Нидерландов Герт Вилдерс - к Nexit». А вот распад и фашизация единой Европы на множество стран и даже регионов (как то – Каталония, Фландрия и т.п.) очень больно ударит по Российской экономике.


Вторым аспектом тут является также то, что ЕС делится на стран-доноров и стран-паразитов. К последним относятся новые члены Евросоюза. Поэтому выход Великобритании крайне негативно скажется на возможностях ЕС тянуть лямку долгов собственной периферии. Со всеми ожидаемыми последствиями в виде углубляющегося социально-экономического кризиса и дезинтеграции. И этот фактор необходимо постоянно держать в поле зрения.

Помимо рассмотренных последствий в DW стоит отметить также:
- Падение стоимости Евро, и за ним - возможное сокращение золтовалютных резервов, доля которых в Евро составляет у нас порядка 43%.
- Если Российская экономика будет достаточно стабильной на фоне экономики ЕС, можно даже ожидать интереса зарубежных инвесторов к Российским ценным бумагам. Что, правда, маловероятно.
- Великобритания является главным лоббистом антироссийских санкций в ЕС, а также защитником вхождения Украины в Европу. Брексит соответственно ослабит позиции Евросоюза и по тому и по другому вопросу. Более того, как уже было сказано, Великобритания – один из «доноров» ЕС. Экономическое ослабление не только повлечет дезинтеграцию, которую Сорос уже назвал «неизбежной», но и невозможность включения новых членов. Тем более тех, которые не способны не только в полной мере платить в ЕС взносы (коих Великобритания в 2015-м году внесла чистыми 8,5 млрд.), но и банально рассчитываться по долгам – напомню, что в прошлом году Украина объявила о своей невозможности расплатиться по суверенному долгу. Так что если раньше соседка могла лишь мечтать о вхождении в ЕС, то теперь об этих мечтах лучше позабыть.

В общем и целом, я не могу согласиться с точкой зрения наших патриотов о том, что главный выгодоприобретатель от Брексита – Россия. Конечно, если в Европе нет консолидированной позиции по санкциям, например, то нет и самих санкций. Но нельзя забывать и о том, что по отдельности страны Европы уязвимы как экономически, так и политически, в первую очередь для американского лобби. Ведь очевидно, что Украинская авантюра, отказ от Южного потока, формирование антироссийского «пояса» от Прибалтики до Азербайджана – не европейские инициативы. Нельзя забывать и о том, что СП-2 проще осуществлять за счет коллективных инвестиций нескольких стран, и отдельному государству, пусть и сколь угодно лояльному России такой проект был бы попросту не по карману. Кроме того, что необходимость наличия единой позиции по вопросу TTIP является сейчас одним из основных тормозов экономической экспансии Штатов в Европу. В то время как отсутствие консолидированного пространства в АТР позволило американцам сравнительно легко продавить инициативу TPP.
Таким образом, единственным выгодоприобретателем от разделенной и ослабленной Европы всегда были и будут США, как было после двух мировых войн, и как было после распада социалистического блока.
Однако, разумеется, исторический процесс движим субъектами истории, и значит вопрос стоит таким образом: кто и как, включая Россию, сможет воспользоваться выгодами от изменения геополитического расклада, вызванного Брекситом.




  • 1
Россия может быть выгодоприобретателем, но не при нашем прозападном Правительстве РФ. С Медведевым и его министрами, которые работают по указке МВФ, толку не будет, будем падать.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account